5a474467

Александрова Наталья - Охота На Газетную Утку



ОХОТА НА ГАЗЕТНУЮ УТКУ
Наталья АЛЕКСАНДРОВА
Анонс
У настоящего журналиста профессиональный нюх на сенсации! Молодая журналистка Саша Петухова сама не подозревала, сколько шуму наделает ее статья о пропаже оргтехники в маленькой фирме. Ее "газетная утка" взорвалась, словно динамитная шашка в бочке с порохом!

А все из-за того, что Саша предположила в своей статье, что в городе намечается передел сфер влияния... Первым людям города не могло понравиться, что какая-то журналистка путается под ногами, и поэтому на Сашу объявлена жестокая охота. Ей нужно спастись во что бы то ни стало, иначе город просто осиротеет без своей лучшей журналистки!
Ровно в восемь тридцать в квартире Николая Васильевича Трубина заработал домофон.
- Николай Васильевич, машина подана! - раздался голос шофера Жени.
Трубин был уже одет. Он вышел на лестничную площадку. Возле лифта стояла незнакомая девушка - невысокая, симпатичная, с немного раскосыми глазами.
"Небось от Валеры уходит, - подумал Трубин с легкой завистью, - шалун Валерик, за сорок, а каждый день новые девушки. И не проводит ведь".
Легким кивком обозначив свою симпатию, вошел следом за красоткой в лифт. Она замялась, нажимая на кнопку, и лифт пошел не вниз, а вверх.
- Э, девушка, вы куда? - удивился Трубин. - Вы что-то не то нажали!
- Да что вы? - С милой улыбкой девица обернулась к нему и вдруг, с резким шипением выдохнув воздух, мгновенным неуследимым движением накинула на шею Николая Васильевича тонкий шелковый шнурок.
"Что за безобразие!" - хотел возмущенно крикнуть Трубин, но не смог, потому что в его гортани что-то противно хрустнуло, и невыносимая боль хлынула в горло, как расплавленный металл. Николай Васильевич пошатнулся, замахал руками.

Глаза его вылезли из орбит, в лифте стало сразу удивительно темно, и все вокруг сделалось дымно-багровым. Потом в голове у него взорвался слепящий шар, и все кончилось.
Николай Васильевич Трубин сполз по стене и затих на полу лифта с широко открытыми выпученными глазами, в которых застыло выражение удивления и обиды.
Симпатичная девушка аккуратно сняла с шеи Трубина шнурок, убрала в карман своей куртки и вышла из лифта, который как раз остановился на четырнадцатом этаже.
Открыв дверь, она вышла с лестничной площадки на широкий балкон, пригнулась, чтобы ее не было видно снизу, и перебралась на соседний балкон. Через минуту девушка уже спускалась на лифте в соседнем подъезде, еще через минуту она вышла из подъезда, не привлекая к себе внимания, и быстрым деловым шагом направилась к остановке троллейбуса.
Шофер Женя подождал еще несколько минут - мало ли что может задержать босса - и наконец снова подошел к домофону.
Довольно долго ему никто не отвечал, потом из динамика послышался заспанный и недовольный голос Риммы Григорьевны, супруги Трубина, которая почти никогда не вставала раньше двенадцати.
- Как - где Николай Васильевич? - удивленно переспросила она. - Тебе лучше знать.
Разве он еще не ушел?
Пару раз окликнув мужа и даже сделав несколько шагов по бескрайней квартире, Римма Григорьевна вернулась к домофону и с еще большим недовольством повторила Жене, что дома босса нет.
Шофер забеспокоился, потому что по совместительству на него возлагалась и охрана Трубина. Открыв своим ключом дверь подъезда, он вошел внутрь и вызвал лифт, чтобы подняться на шестой этаж. Но когда лифт спустился и двери его открылись, ситуация прояснилась во всей своей отвратительной достоверности.
Женя не справился с задачей охраны шефа. Шеф с широко открытыми выпучен



Назад