5a474467

Александрова Наталья - Тренажер Для Трех Граций



det_irony Наталья Александрова Тренажер для трех граций Весной так хочется стать красивой и любимой!
А когда тяжким грузом висят на тебе ненаписанные романы или не созданные художественные полотна, которые превращаются в лишние кило на талии, единственный выход — заняться спортом. Одолеваемые такими грустными мыслями, три подруги — писательница детективов Ирина, художник Катя и бизнес-леди Жанна отправились за велотренажером.
Увы, вояж приятельниц в спортотдел супермаркета вдруг обернулся ужасными неприятностями: на глазах женщин убит частный сыщик, причем в убийстве подозревают подруг!
Придется Ирине, Кате и Жанне взять расследование в свои руки, чтобы разгадать тайну законспирированного убийцы и не сесть за решетку…
ru ru Black Jack FB Tools 2005-07-24 http://www.litportal.ru OCR LitPortal L046C427-AE7A-4C14-80F7-8D8BD8C01487 1.0 Наталья Александрова. Тренажер для трех граций: Роман Издательский Дом «Нева» СПб. 2004 5-7654-3773-7 Наталья АЛЕКСАНДРОВА
ТРЕНАЖЕР ДЛЯ ТРЕХ ГРАЦИЙ
* * *
Ирина с силой опустила кулаки на клавиатуру компьютера На экране показалось бессмысленное сочетание букв «Фррфф» Вот именно, подумала Ирина, вот кто я — Фррфф. То есть пустое место И никто больше.
Оставалось только броситься на диван лицом в подушки и зареветь белугой Любая женщина поступила бы так на ее месте, и никто бы ее за это не осудил. Ирина тоже в первый момент собиралась так сделать, хотя в общем никогда не страдала склонностью к истерикам.

Она вообще плакала очень редко, не то что лучшая подруга Катерина. Вот у той вечно глаза на мокром месте, и поплачет, и посмеется, потом съест что-нибудь вкусненькое и успокоится..
Все знакомые и друзья считают Ирину очень сдержанным человеком, Катерина иногда в сердцах даже упрекает ее в сухости Но сегодня случай особый, если и можно разреветься, то именно по такому поводу.
Ирина Снегирева, отнюдь не начинающий писатель детективов, осознала, что у нее творческий кризис, и что она не может больше написать ни строчки. Первые признаки Ирина заметила примерно две недели назад, фразы стали получаться какие-то топорные, сюжет буксовал… Она тогда решила, что это всего лишь временное явление и не стала особенно волноваться — всякое бывало в ее жизни. И не только в литературной…
Но сегодня страшное настоящее встало перед ней во всей красе. Ирина осознала, что она бессильна и не может выдавить из себя ни строчки. В голове ее был не вакуум, но какая-то тягучая вязкая масса.

Это конец, поняла Ирина.
Однако благоприятный момент для истерики прошел, Ирина отвлеклась. К тому же она представила, как валяется на диване, вся зареванная, кусает подушку и бьется головой о стену.

Подразумевается, что в самый критический момент кто-то должен ворваться в комнату, склониться над ней и что-то сделать. Мама, например, всплеснула бы руками и сбрызнула холодной водой, доктор отлупил бы по щекам и всадил успокоительный укол, муж строго призвал бы к порядку, а близкий человек прижал бы ее к груди, погладил по голове и зашептал на ухо бессмысленные ласковые слова, осушая губами ее слезы. И когда Ирина успокоилась бы, он внушал бы ей, что Ирина — умница, что все неприятности временные, что она просто устала и замучилась и что когда пройдет наконец эта ужасная зима, Ирина оживет, у нее появятся новые идеи и она напишет еще много увлекательных романов…
Ирина тяжело вздохнула и усмехнулась. Ишь, размечталась! Никто не придет к ней, хоть застрелись тут на диване, хоть волком вой! Мама далеко, да у Ирины не такие с ней отношения, чтобы раскрывать д



Назад