5a474467

Алексеев Валерий - Удача По Скрипке



Алексеев Валерий Алексеевич
Удача по скрипке
Возле магазина "Маруся" это с Вавкой случилось. На Суворова, рядом с
парком, в самом центре почти. Обожала Вавка по центру шататься - без дела, без
денег, просто так. Вот и дошаталась: себя погубила и меня сумела с толку
сбить.
Мы тогда с ней на прокате работали, в Подлипках, где теперь четвертый
микрорайон. До центра от нас тридцать пять минут на автобусе, без особой нужды
не поедешь, тем более в Подлипках все под рукой. Гастроном, универмаг,
кинотеатр "Кувшинка", пруды замечательные и лес в двух шагах. Теперь, правда,
тут сплошная застройка, девятиэтажных башен везде понаставили, и от нашего
леса одна слава осталась. А бывало, мы с Вавкой сидим у себя на пункте среди
холодильников и через раскрытую дверь зябликов слушаем. Вот такая была у нас
жизнь.
И хлопот на прокате поменьше было: два клиента в день, да и то не клиенты,
а горе. Зимой еще мальчишки прибегали за коньками, за лыжами, а летом вообще
тишина. Прибредет, бывало, Сеня-дурачок, баян попросит, попиликает немножко и
уходит ни с чем. Денег мы с него, конечно, не брали, а на раскладушках много
не выручишь, и горел наш план ясным огнем. Вот когда застройка пошла, сразу
работы прибавилось: каждый день новоселья, по две сотни фужеров за один заказ
набирают, пока все перестучишь - руки отвалятся. Удивительное дело, как меняет
людей застройка: сразу всем кофемолки понадобились, холодильники, магнитофоны.
Откуда только привычки взялись?
Но не дотерпела Вавка до этих событий, загубила себя и ушла. Девушка она
была полная, интересная, и не зябликов ей слушать хотелось, а парней, да
помоложе, да с гитарами, да с кудрями до плеч. Но у нас тогда таких не
водилось. Вот и тосковала Вавка от подлипкинской нашей жизни, все мечтала в
центр перебраться, как будто в центре тротуары медом намазаны.
Ну, конечно, с ее внешностью сам бог велел на виду у всего города жить да
по улице Суворова прогуливаться, самодельные наряды свои выставлять. А мне и в
Подлипках удобно было: и собой я не так чтоб уж хороша, и постарше Вавки на
три года, а самое главное - с ребенком на руках, мать-одиночка. Подлеца-то
моего до сих пор по всему Союзу с исполнительным листом гоняют. Я тогда так
рассуждала: поседеет - вернется, от меня ему деваться некуда, потому и насчет
кудрявых парней не особенно волновалась, хотя Вавке по-бабьи, конечно,
сочувствовала. 2
И вот три года назад, под конец января, вся эта каша и заварилась.
Началось с пустяка: пришла моя Вавка на работу в новой кофточке. Такая,
знаете, из черного бархата, рукав короткий, вырез глубокий, все в обтяжечку, и
на левой, значит, груди аппликация с бисером. Простенько, но с идеей.
Посмотрела я на эту кофточку - и обидно мне стало: невезучая я, как
росомаха, в какую очередь ни встану - везде товар передо мной кончается.
- Французская, что ли? - спрашиваю.
- Нет, - отвечает мне Вавка, - выше поднимай, Зинаида: в Гонконге такие
делают. А что?
- Да ничего, - говорю. - Все к тебе идет, все на тебе смотрится. Только
зря ты эту кофту купила. Внешность-то твоя какая? Готическая. Ты строгое лицо
свое веселеньким должна обрамлять, недоступности в тебе и так достаточно.
Я ей по-человечески, как подруга подруге. Но Вавка, смотрю, сразу
соскучилась. Села возле прилавка, руки на колени бросила, смотрит так
равнодушно и говорит:
- Права ты, Зинаида, продешевила я впопыхах. Из-за какой-то тряпки
дурацкой счастье свое, возможно, прохлопала.
- А что, - спрашиваю, - там еще что-нибуд



Назад