5a474467

Алексеев Валерий - Выходец С Арбата



Валерий Алексеев
Выходец с Арбата
1
- Ну вот что, дорогой, - сказал мне Конрад Д.Коркин. - Наш разговор,
как вы понимаете, далеко не закончен, но продолжать его в таком тоне,
по-видимому, не стоит. Вы слишком взволнованы, ступайте на улицу, дорогой.
Остыньте и приходите снова.
Он посмотрел на меня сквозь затемненные очки и улыбнулся одной из самых
своих невыносимых улыбок: не ртом, не глазами, а скорее щеками. О, как я
ненавидел его в эту минуту! Всего целиком, от коротко подбритых висков до
розового платочка, торчавшего из нагрудного кармана. Конрад Д.Коркин был
сильнее меня: он умел держать себя в руках, а я нет.
- Снимите очки! - сам того не желая, крикнул я.
Рука Коркина непроизвольно дернулась, и улыбка сползла с его лица.
- Снимите очки и посмотрите мне в глаза! Вы не правы, не правы - и
отлично об этом знаете!
- А вот уж тут, - холодно сказал Коркин, - позвольте мне свое суждение
иметь. Тему вашу мы закрываем, вопрос решенный. И наказание вы понесете
заслуженное, можете не сомневаться. Что же касается ваших встречных
претензий, то во второй половине дня, часов около трех, я готов их с вами
обсудить... если, конечно, вы будете в состоянии.
Он хлопнул ладонями по столу и медленно поднялся, давая понять, что мне
следует уйти. А я... я повернулся и, опустив голову, вышел из кабинета. Я
был настолько обессилен этим разговором, что у меня не хватило энергии
даже прикрыть как следует дверь, и Марфинька, покачав укоризненно головой,
поспешила это дело поправить.
2
Я вышел из института с твердым намерением никогда туда больше не
возвращаться. В висках у меня стучало, в голове с фантастической быстротой
мелькали планы самой необузданной мести. Луч лазера, перечеркивающий фасад
по диагонали, звон стекол, кирпичная крошка, багровые клубы дыма, и над
всем этим трепещущий, как бабочка, розовый платочек из нагрудного
кармана...
Конрад Д.Коркин был, безусловно, выдающимся ученым: его теории
цикличности поведения достаточно, чтобы обессмертить добрый десяток имен.
Суть этой теории сейчас ясна даже школьнику: физический цикл - 33 дня,
умственный - 28, эмоциональный - 23. Все человеческое поведение
представляет собой переплетение этих трех синусоид: от наивысшего подъема
к глубокому спаду и далее снова к подъему. Причем возможны весьма
любопытные комбинации. Японцы получили другие данные, но они наблюдали
только за травматизмом среди таксистов, а Конрад Д.Коркин убежден (и я
разделяю его убеждение), что эти данные не отличаются чистотою, так как в
наездах и уличных происшествиях участвуют как минимум две стороны и надо
еще разобраться, которая из них находилась на спаде и которая на подъеме.
Почему так подробно об этом рассказываю? Да потому, что в процессе
дальнейшей разработки теории Коркина между автором и его сотрудниками
возник целый ряд разногласий. В частности, я при всем моем уважении к уму
и таланту Конрада Дмитриевича пришел к выводу, что некоторые его
основополагающие выкладки устарели. Так, например, Конрад Д.Коркин
утверждает, что для расчета сегодняшнего состояния субъекта в физическом,
умственном и эмоциональном планах достаточно число прожитых им (субъектом)
дней разделить соответственно на 33, 28 и 23, и остатки покажут, что
именно переживает данный субъект. Но из этого с неизбежностью следует, что
в момент рождения человек находится на нулевой точке как в физическом, так
и в умственном и в эмоциональном плане. А это в корне неверно, и любая
мало-мальски грамотная акушерка подт



Назад