5a474467

Алексеев Вячеслав - Фальшивые Зеркала



Вячеслва Алексеев
"Фальшивые зеркала"
(компиляция по учебнику литературы)
Произведение "Фальшивые зеркала" называют романом о закате безмодемных
информационных технологий. Это верно. Но здесь лишь часть правды, и если
ограничиться ею, о романе может сложиться одностороннее представление. Сама
по себе тема компьютерного оскудения не только не волнует сегодняшних
читателей Лукьяненко - она была малоактуальной и в канун известных событий
1993 года, когда Интернет-Фидо только появлялись в нашей жизни.
Неизбежность победы коммутируемых сетей над локальными машинами,
цепляющимся за обломки DOS, была очевидна и раньше.
"Фальшивые зеркала" - прежде всего роман о родине, о мнимых и подлинных
хозяевах виртуальной земли, о близком обновлении России.
Это произведение очень тонко, но неотразимо обличающее паразитизм, порок
необычайно цепкий и живучий. И вместе с тем это лирическая комедия:
личность автора, с его душевной болью за гибель лучшего в человеке, с его
ясным предчувствием счастья и горячим призывом работать ради него, незримо
присутствует в каждом повороте сюжета.
Своеобразное сочетание сатиры и лирики, комического и драматического в
"Фальшивых зеркалах" со времени появления романа и до сих пор вызывает
споры по поводу ее основной идеи и жанра. Впервые этот спор возник между
Лукьяненко и его соратниками - по эхе SU.BOOKS. Станиславский и
Немирович-Данченко увидели в романе "Фальшивые зеркала" (как и в "Лабиринте
отражений") "тяжелую драму русской жизни". Станиславский вспоминает, как
писатель с жаром отстаивал иное мнение. "Он был искренне убежден, что это
была веселая комедия".
Известно, что художественное произведение не всегда точно соответствует
авторскому замыслу и автор не всегда властен над своими героями. Быть
может, споря с читателями, Лукьяненко отстаивал свой замысел, а
SU.BOOKS-яне видели в нем драму, потому и получилась именно драма, а не
комедия, заставляя читателей плакать вместе с Дайвером и Хаккером, потому
что автор, сам того не замечая, создал образы не комические, а
драматические. Без ответа на эти вопросы невозможно правильно понять роман.
Драматические произведения Лукьяненко, как и большинство его рассказов,
раскрываются только перед вдумчивым читателем и зрителем.
Книжный рынок во времена Лукьяненко заполняли романы иного характера.
Слово - первооснова литературы - в них было отодвинуто на задний план;
книги держались на перипетиях сюжета. Лукьяненко восстанавливает значение
точного, единственно верного и необъятно емкого слова. Он подходит к
фантастике с теми же высочайшими требованиями, что и к любому виду
литературного творчества. В каждой реплике Лукьяненковских героев, в каждой
авторской ремарке все важно - не только общий смысл сказанного, но и
звучание слов, и место их в предложении, и ритм речи.
Само название романа и первая ремарка многозначительны. Когда Лукьяненко
произносил название своей новой пьесы, Станиславскому казалось, что "речь
шла о чем-то прекрасном, нежно любимом". Несомненно, атмосфера красоты,
любви, печали окутывает образ Интернета с начала и до конца произведения.
Отнюдь неслучайно представление о мае, о весне, о солнечном холодном утре
здесь сочетается с представлением о ранней поре человеческой жизни. Ритм
ремарки напевный, плавный. Все это действительно создает впечатление
чего-то прекрасного, как детство, как весна - и чуть-чуть слышна нотка
печали.
Многозначительны слова: "Мне все чаще и чаще снится этот сон". Мы еще
ничего не знаем



Назад