5a474467

Алехин Дмитрий - Весенняя Мистерия



Дмитрий Алехин
Весенняя мистерия
( с песней по жизни )
Стояла прелестная и от того ещё более весенняя ночь. Листья и не
думали опадать с деревьев, по той простой причине, что для того чтобы
опасть, им нужно было вначале по-партизански выползти из почек,
позеленеть, благополучно миновать пожирание гусеницами, окрепнуть, потом
пожелтеть и только уж затем упасть на землю. (Вот так и человек - жил,
жил и помер). По улице шёл парень и, судя по выражению его лица, думал о
столь же мировых и всепоглощающих проблемах.
- Эй, ты. Закурить не найдётся? - раздался приглушённый расстоянием и
прокуренной хрипотцой голос.
Парень остановился и в глазах его появилось минутное просветление.
- Значит ли это, - голос его звенел от счастья, - что если я дам тебе
закурить и ты закуришь, то ты познаешь блаженство, перестанешь мучиться
и обратишься к безгрешной благой жизни?
- Чч-иво? Ты чтоль на голову %:;нутый?
- Значит не обратишься, - парень как-то сразу загрустил и явно
вознамерился шагать дальше и думать всё о том же своём.
Тут-то на сцене и появились они. Было их конечно же трое. Впереди
неторопливо, зная, что никуда их новоявленная жертва не уйдёт, вышагивал
лидер. За ним менее уверенно, а потому более торопливо семенили
подчинённые.
- Может притормозишь, побазарим... - лениво проговорил лидер.
Парень послушно остановился, полуобернулся и протянул в направлении
идущих руку с растопыренными пальцами.
- Стойте.
Все остановились.
- Лопата.
Все послушно засмеялись.
- Эх, дурачьё, бежать бы вам надо, а вы стоите.
- Так ты ж сам сказал.
- А вы и повелись... - протянул парень, подобрал с асфальта лопату,
удобно расположившуюся в тени пятиэтажек, и с криком "Даёшь разбиение на
иттерации к 2001 году" рванулся к кучке из трёх человек.
- ААААА, УБИВАЮТ!!! - закричала кучка и рванулась в разные стороны.
- Люблю я кровь холодную, хоть я и пью горячую, - тоже закричал
парень и с размаху ударил лидера по голове. Голова неприятно хрустнула и
развалилась на две половинке.
- А всё почему, - философски заметил парень, - всё потому, что не
стоит знакомиться на улице с незнакомыми людьми. Чай не маленькие -
должны знать.
...Оставшиеся две жертвы улепётывали как могли. После очередного
поворота они тем не менее ошеломлённо остановились, увидев почти чёрный
силуэт человека, обратившегося всем лицом к луне, как раз полной и
красивой.
- Я мертвец, я мертвец, я пою о загробной любви, - продекламировал
человек, обернулся, хитро подмигнул, улыбнулся и спросил:
- Знаете ли вы, как прекрасен сон в летнюю ночь? Этакое укрощение
строптивой луны на фоне всеобщей гибели...
- Ещё один, - обречённо проговорил меньший по размерам из подчнённых.
Фигура перестала улыбаться, зато достала молоток с двумя лезвиями.
Почему-то древко было обмотано верёвкой, на которой эти лезвия мирно и
болтались. (А почему же тогда молоток? А фиг его знает).
- Утренняя звезда восходит! Почему я так люблю красный цвет?
Hаверное, на нём не так виден цвет крови...
Лезвия вознеслись и разрубили голову меньшенького.
- Кровью нарисуем на стекле, - художник слова стал напевать, -
аусвайс, аусвайс, аусвайс на небо!
Последний из тройки попятился и совсем уж собрался бежать, но лопата,
перебив ему ногу, явно лишила его этой возможности. Заверещав от боли он
извернулся и увидел за своей спиной старого знакомого.
- Здравствуй, Охотник.
- Здравствуй, Ведомый.
- Будем ли мы меряться оружием и решать кому принадлежит третья
жертва?
- Точно ли ты знаешь, что сей



Назад