5a474467     

Алексиевич Светлана - Зачарованные Смертью



СВЕТЛАНА АЛЕКСИЕВИЧ
ЗАЧАРОВАННЫЕ СМЕРТЬЮ
От автора,
или o бессилии слова
и о той прежней жизни,
которая называлась
социализмом
Я пишу это предисловие, когда на столе уже лежит готовая рукопись.
Кричит, вопит, плачет... Я различаю голоса... Не хор, как это было раньше, а
одинокий человеческий голос... Они все звучат по-разному... У каждого - своя
тайна...
Я ее боюсь. Да, я боюсь своей книги. Я не хотела бы знать обо всех нас
того, что в ней собралось воедино и обнаружилось. Говорят, что точный
диагноз - уже половина лечения, но не всегда есть мужество его услышать,
обманываться все же легче. Мне теперь часто кажется, гораздо чаще, чем
прежде, что среди нас больше тех, кто не хочет знать точный диагноз. И сама
смерть порой не так неумолима, как правда. Но я не врач и тем более не
судья.
Был ли у меня выбор? Я спрашивала себя, не раз в течение двух лет,
когда писала книгу, я задавала себе этот вопрос: зачем снова о смерти?
Когда человек всю жизнь сидит в тюрьме и говорит только о тюрьме, никто
не удивляется: почему он не подберет другой темы для разговора? О чем я? Да
все о том же. О своих сомнениях: надо ли было писать эту книгу? Страшную и
беззащитную...
Что есть наша история? Оглянемся - и попадем в знакомое царство смерти.
Торжественный и мрачный пантеон.
Кто же мы? - А мы - люди войны. Мы или воевали, или готовились к войне.
Мы никогда не жили иначе.
У меня не было выбора.
Но у Варлама Шаламова вдруг встречаю такую мысль, что лагерный опыт
никому не нужен. Лагерный опыт нужен только в лагере.
И все же...
Если жизнь становится понятной, когда получает завершение, - после
смерти, - то, наверное, так и с идеями. Живой миф не поддается
анатомированию, он постоянно где-то прорастает. Мертвый миф - застывшая
фотография родивших его поколений. Первые, наиболее простые, доступные
стадии - отречения и надругательства над мифом социализма - мы прошли.
Настало время его пока еще пристрастного (слишком рядом!), но уже -
исследования. Каждый задает себе этот вопрос, спрашиваем друг у друга: что
же с нами было? И разве об этом мечтали все утописты мира?
У коммунизма был безумный план - переделать нас. Переделать
человеческую природу, изменить "старого" человека, ветхого Адама. "Гомо
советикус" - человек, которого вывели в лаборатории марксизма-ленинизма, на
одной шестой части суши. Признаемся - это мы. Слово "русский" привычно
соединяли со словом "советский". Хотя это не всегда было так как. Но
советскими были украинцы и грузины, армяне и таджики, белорусы и туркмены...
Что-то нас объединяло, несмотря на разницу культур и религий. В общем-то все
мы были опытным полем для коммунистической идеи. Теперь нам известно, что мы
принадлежали к особому типу человеческой генерации, единожды возможному,
неповторимому. Но этот тип скоро исчезнет, растворится в мировой
цивилизации, в которую мы возвращаемся. Одни утверждают, что это трагический
и прекрасный человек, другие с холодным отчуждением нарекли его "совком".
Как будто к неизвестным незнакомцам, в не к себе приглядываемся. Кто же мы
на самом деле в свете истории и в свете не такой уж длинной человеческой
жизни, однажды дарованной? Кто?! Дети великой иллюзии или жертвы массового
психического заболевания?
Там, где еще совсем недавно в металле, в бронзе и бетоне возвышались
полувоенные, полурелигиозные памятники большевистским богам, - битый камень,
матерщина на вздыбленных постаментах. Иначе не умеем. У ежедневных газет
военный запах даже тогда, к



Назад