5a474467     

Алексин Анатолий - В Стране Вечных Каникул



Анатолий Алексин. В стране вечных каникул.
Л. Лагину, автору
знаменитого "Старика Хоттабыча", посвящаю.
ПОКА ЕЩЕ НЕ НАЧАЛАСЬ СКАЗКА...
Эту дорогу я знаю
наизусть, как любимое стихотворение, которое никогда не заучивал, но которое
само запомнилось на всю жизнь. Я мог бы идти по ней зажмурившись, если бы по
тротуарам не спешили пешеходы, а по мостовой не мчались автомашины и
троллейбусы...
Иногда по утрам я
выхожу из дому вместе с ребятами, которые в ранние часы бегут той самой
дорогой. Мне кажется, что вот-вот сейчас из окна высунется мама и крикнет мне
вдогонку с четвертого этажа: "Ты забыл на столе свой завтрак!" Но теперь я уже
редко что-нибудь забываю, а если бы и забыл, не очень-то прилично было бы
догонять меня криком с четвертого этажа: ведь я уже давно не школьник.
Помню, однажды мы с
моим лучшим другом Валериком сосчитали зачем-то количество шагов от дома до
школы. Теперь я делаю меньше шагов: ноги у меня стали длиннее. Но путь
продолжается дольше, потому что я уже не могу, как раньше, мчаться сломя
голову. С возрастом люди вообще чуть-чуть замедляют шаги, и чем человек старше,
тем меньше ему хочется торопиться.
Я уже сказал, что
часто по утрам иду вместе с ребятами дорогой моего детства. Я заглядываю в липа
мальчишкам и девчонкам. Они удивляются: "Вы кого-нибудь потеряли?" А я и в
самом деле потерял то, что уже невозможно найти, отыскать, но и забыть тоже
невозможно: свои школьные годы.
Впрочем, нет... Они
не стали только воспоминанием - они живут во мне. Хотите, они заговорят? И
расскажут вам много разных историй?.. Или лучше одну историю, но такую, какая,
я уверен, не случалась ни с кем из вас никогда!
САМЫЙ НЕОБЫЧАЙНЫЙ ПРИЗ
В ту далекую пору, о
которой пойдет речь, я очень любил... отдыхать. И хотя к двенадцати годам я
вряд ли успел от чего-нибудь слишком уж сильно устать, но я мечтал, чтобы в
календаре все поменялось: пусть в дни, которые сверкают красной краской (этих
дней в календаре так немного!), все ходят в школу, а в дни, которые отмечены
обыкновенной черной краской, развлекаются и отдыхают. И тогда можно будет с
полным основанием сказать, мечтал я, что посещение школьных занятий - это для
нас настоящий праздник!
На уроках я до того
часто надоедал Мишке-будильнику (отец подарил ему огромные старые часы, которые
тяжело было носить на руке), что Мишка сказал однажды:
- Не спрашивай меня
больше, сколько осталось до звонка: каждые пятнадцать минут я буду понарошку
чихать.
Так он и делал.
Все в классе решили,
что у Мишки "хроническая простуда", а учительница даже принесла ему какой-то
рецепт. Тогда он перестал чихать и перешел на кашель: от кашля ребята все же не
так сильно вздрагивали, как от оглушительного Мишкиного "апчхи!".
За долгие месяцы
летних каникул многие ребята просто уставали отдыхать, но я не уставал. С
первого сентября я уже начинал подсчитывать, сколько дней осталось до зимних
каникул. Эти каникулы нравились мне больше других: они, хоть и были короче
летних, но зато приносили с собой елочные праздники с Дедами-Морозами,
Снегурочками и нарядными подарочными пакетами. А в пакетах были столь любимые
мною в ту пору пастила, шоколад и пряники. Если б мне разрешили есть их три
раза в день, вместо завтрака, обеда и ужина, я согласился бы сразу, не
задумываясь ни на одну минуту!
Задолго до праздника
я составлял точный список всех наших родственников и знакомых, которые могли
достать билеты на Елку. Дней за десять до первого января я начинал звонить.
- С



Назад